Русалочка - эволюция сознания
01.12.2010 | 4 comments

Относительно недавно с удовольствием прочел книгу  «Тайный шифр женских сказок». Автор с позиций юнгианского психоанализа (если ошибся - психологи всегда поправят ;)) рассматривает сказки, их воздействие на читателей, помощи, которую они могут оказать. Пишет о том, что сказки могут помочь пролить свет на жизенные сценарии, рассматривая архетипические сюжеты, явленные в этом виде народного творчества и огромной кладези мудрости :).


Один из сюжетов мне захотелось процитировать здесь (и, надеюсь, автор не будет ругаться за нарушения копирайтов и пр. - в конце концов, очень многое она, в свою очередь, почерпнула из книги "Бегущая с волками"...).


 

... в сказках нет счастливых или несчастливых концов. Есть закономерные финалы. Ошибочные действия, заблуждения приводят к провалу. Бережное отношение к собственной Силе, стремление грамотно пройти испытание вознаграждается разрешением острой ситуации.


Особое место в рассуждениях о закономерном финале сказочных историй занимают сказки Г.-Х. Андерсена, особенно «Русалочка».


Русалочка, страстно желавшая стать женой принца, оказывается отвергнутой и превращается в морскую пену. Где же закономерность и справедливость? Где жизнеутверждающий принцип, наконец? Так думают многие. И опять корень заблуждения кроется в невнимательном прочтении сказки.


Давайте рассуждать творчески. Зачем русалочке, по происхождению — «элементалу», духу воды, идти на жертвы и неудобства, связанные с хождением по земле? Некоторые обыватели уверенно говорят: «Ради любви!» Хорошо, зачем духу воды любовь? Надо сказать, этот вопрос многих ставит в тупик: «Как это — зачем любовь?! Любовь нужна всегда, ради нее можно идти на любые жертвы!»


Так мы попадаем в первую ловушку сказки: понятия «любовь» и «жертва» срастаются не только в сознании, но и в подсознании. Причем у многих и расставаться не собираются.


Любовь не требует жертв. Она вообще ничего не требует — только дает. Силу, радость, мудрость, энергию стремления к цели, — любовь щедра на подарки. Любви не нужны наши жертвы.

...

Проблема в том, что произошла путаница: жертва стала синонимом испытания, прохождения жизненного урока. Мы претерпеваем неудобства, ограничения, преодолеваем собственный эгоизм, желание быстрого чуда, — так мы проходим свой урок. Наша психическая сущность утончается, душа очищается, и мы становимся восприимчивыми к более тонким переживаниям. К любви, в том числе.


Попробуем отойти от понятия «жертвы» и начать пользоваться понятием «плата». Русалочка платит морской ведьме своим голосом, и та дает ей ноги. И следовательно — возможность стать возлюбленной принца.


Заметьте, русалочка платит только за возможность! Ведьма не дает ей никаких гарантий того, что принц полюбит ее и сделает предложение. Более того, ведьма честно предупреждает Русалочку о сопутствующих рисках подобной сделки: каждый шаг по земле будет приносить невероятную боль, и если принц ее не полюбит и предпочтет другую, она погибнет.


Русалочка платит и рискует. Ради чего? Ради односторонней любви и призрачной возможности приобрести взаимность? Тогда дело не в Любви, а в банальном удовлетворении эгоистической потребности в признании и любви. Но вряд ли за это можно платить так дорого.

 

Секрет решения Русалочки найдет внимательный читатель. Он — в разговоре героини с бабушкой. Этот разговор — о бессмертной душе. Бабушка рассказывает внучке о том, чем различаются люди и элементалы, духи воды.

...

... все больше и больше начинала Русалочка любить людей, все сильнее и сильнее тянуло ее к ним; их земной мир казался ей куда больше, чем ее подводный; они могли ведь переплывать на своих кораблях море, взбираться на высокие горы к самым облакам, а их земля с лесами и полями тянулась далеко-далеко, ее и глазом не охватить! Русалочке очень хотелось побольше узнать о людях и об их жизни, но сестры не могли ответить на все ее вопросы, и она обращалась к бабушке: старуха хорошо знала «высший свет», как она справедливо называла землю, лежавшую над морем.

- Если люди не тонут, — спрашивала Русалочка, — тогда они живут вечно, не умирают, как мы?

- Ну что ты! — отвечала старуха. — Они тоже умирают, их век даже короче нашего. Мы живем триста лет, но,когда нам приходит конец, нас не хоронят среди близких, у нас нет даже могил, мы просто превращаемся в морскую пену. Нам не дано бессмертной души, и мы никогда не воскресаем; мы — как тростник: вырвешь его с корнем, и он не зазеленеет вновь! У людей, напротив, есть бессмертная душа, которая живет вечно, даже и после того, как тело превращается в прах; она улетает на небо, прямо к мерцающим звездам! Как мы можем подняться со дна морского и увидать землю, где живут люди, так и они могут подняться после смерти в неведомые блаженные страны, которых нам не видать никогда!

- А почему у нас нет бессмертной души? — грустно спросила Русалочка. — Я бы отдала все свои сотни лет за один день человеческой жизни, чтобы потом тоже подняться на небо.

- Вздор! Нечего и думать об этом! — сказала старуха. — Нам тут живется куда лучше, чем людям на земле!

- Значит, и я умру, стану морской пеной, не буду больше слышать музыки волн, не увижу чудесных цветов и красного солнца! Неужели же я никак не могу обрести бессмертную душу?

— Можешь, — сказала бабушка, — пусть только кто-нибудь из людей полюбит тебя так, что ты станешь ему дороже отца и матери, пусть отдастся он тебе всем своим сердцем и всеми помыслами и велит священнику соединить ваши руки в знак вечной верности друг другу; тогда частица его души сообщится тебе и когда-нибудь ты вкусишь вечного блаженства. Он даст тебе душу и сохранит при себе свою. Но этому не бывать никогда! Ведь то, что у нас считается красивым, твой рыбий хвост, люди находят безобразным; они ничего не смыслят в красоте; по их мнению, чтобы быть красивым, надо непременно иметь две неуклюжих подпорки — ноги, как они их называют.

Русалочка глубоко вздохнула и печально посмотрела на свой рыбий хвост.

— Будем жить — не тужить! — сказала старуха,— Повеселимся вволю свои триста лет — срок не малый, тем слаще будет отдых после смерти!


Так у Русалочки формируется цель — получить бессмертную душу, обнаруживается и средство — любовь принца. Теперь становится понятным, за что она вносит ведьме такую высокую плату — за возможность обрести бессмертную душу, за возможность качественной эволюции. Русалочка готова «прыгать через ступени», готова платить за интенсивный рост.


Люди, активно растущие в профессиональном, социальном, духовном плане, платят за свою эволюцию, платят за реализацию цели. Сначала платят своими мелкими слабостями и прихотями, отказываясь от них. Потом кругом друзей — он меняется, иногда очень резко. Иногда платой становятся здоровье и важные отношения. При интенсивном росте плата бывает очень болезненна. Так больно было Русалочке, когда она ступала по земле. Так дискомфортно переживается человеком вхождение в свое новое качество.


Каков же финал? Все оказалось зря — неужели духу воды не дано получить бессмертную душу? Сестры предложили Русалочке отказаться от цели, принять свое прежнее качество, остаться русалкой. Но чтобы вернуться назад, нужна жертвенная кровь, кровь принца. Если Русалочка зарежет принца и окропит его кровью свои ноги, они вновь превратятся в хвост. И все станет как было. ... Принцу предназначается роль жертвенного агнца на алтаре русалочкиной инволюции. В сказке зашифрован тончайший символизм жертвы — она ради регресса, возвращения в прежнее качество. Но если Русалочка получит обратно свой хвост, это не означает, что она станет прежней. Тоска по неосуществленной цели источит ее изнутри.

...

Русалочка отказывается от жертвы и принимает свою смерть, самое страшное, что могло произойти. И это — момент истины. Она свободна и от цели, от своего прежнего существа — русалочьего, а также и нового человеческого.

...

Еще раз посмотрела она на принца полуугасшим взором, бросилась с корабля в море и почувствовала, как тело ее расплывается пеной. Над морем поднялось солнце; лучи его любовно согревали мертвенно-холодную морскую пену, и Русалочка не чувствовала смерти: она видела ясное солнце и каких-то прозрачных, чудных созданий, сотнями реявших над ней. Она видела сквозь них белые паруса корабля и красные облака в небе; голос их звучал как музыка, но такая возвышенная, что человеческое ухо не расслышало бы ее, так же как человеческие глаза не видели их самих. У них не было крыльев, но они носились в воздухе, легкие и прозрачные. Русалочка увидала, что и у нее такое же тело, как у них, и что она все больше и больше отделяется от морской пены.

— К кому я иду? — спросила она, поднимаясь в воздух, и ее голос звучал такою же дивною музыкой, какой не в силах передать никакие земные звуки.

- К дочерям воздуха! — ответили ей воздушные создания. — У русалки нет бессмертной души, и обрести ее она может, только если ее полюбит человек. Ее вечное существование зависит от чужой воли. У дочерей воздуха тоже нет бессмертной души, но они могут заслужить ее добрыми делами. Мы прилетаем в жаркие страны, где люди гибнут от знойного зачумленного воздуха, и навеваем прохладу. Мы распространяем в воздухе благоухание цветов и несем людям исцеление и отраду. Пройдет триста лет, во время которых мы будем посильно творить добро, и мы получим в награду бессмертную душу и сможем изведать вечное блаженство, доступное людям. Ты, бедная Русалочка, всем сердцем стремилась к тому же, что и мы, ты любила и страдала, подымись же вместе с нами в заоблачный мир. Теперь ты сама можешь добрыми делами заслужить себе бессмертную душу и обрести ее через триста лет!

И Русалочка протянула свои прозрачные руки к солнцу и в первый раз почувствовала у себя на глазах слезы. На корабле за это время все опять пришло в движение, и Русалочка увидала, как принц с женой ищут ее. Печально смотрели они на волнующуюся морскую пену, точно знали, что Русалочка бросилась в волны. Невидимая, поцеловала Русалочка красавицу в лоб, улыбнулась принцу и поднялась вместе с другими детьми воздуха к розовым облакам, плававшим в небе.

— Через триста лет мы войдем в божье царство! — Может быть, и раньше! — прошептала одна из дочерей воздуха. — Невидимками влетаем мы в жилища людей, где есть дети, и если находим там доброе, послушное дитя, радующее своих родителей и достойное их любви, мы улыбаемся. Ребенок не видит нас, когда мы летаем по комнате, и если мы радуемся, глядя на него, наш трехсотлетний срок сокращается на год. Но если мы видим там злого, непослушного ребенка, мы горько плачем, и каждая слеза прибавляет к долгому сроку нашего испытания лишний день!


01.09.2011 | 20:59 | иван

Смирение и стремление.


01.09.2011 | 20:14 | иван


30.08.2011 | 08:21 | AsSalam

Почему же мы с CoSeeker'ом тогда из всех тем наткнулись на эту — русалочку Андерсена? Казалось бы. Конечно, у Андерсена многие сказки и по сути, и по происхождению суфийские. Но все же. Может быть, потому что все мы, разные, проходим один и тот же урок? Чему бы мы ни учились, мы, наверное, учимся любить. Безответно, безусловно, беспрекословно. Со временем приходит благодарность к тем, кто тебя учит. Потому что наиболее непреклонные уроки нам дают души, самые близкие нам. Самые родные.
Ступать легко, когда каждый шаг причиняет боль, как по острым ножам, отдавать, не боясь участи стать пеной морской, сказать:
Верую, Господи, верую в любовь.